Впечатления о книгах Туве Янссон про муми-троллей

Впечатления о книгах Туве Янссон про муми-троллей

Пусть вас не смущает, что книги Туве Янсон рассчитаны якобы на детей. Эти книги — для взрослых, которые тоскуют по детству.

Мир муми-троллей — это мир, где каждый нужен, каждому есть место. Скандинавы придумали таинственное неосязаемое понятие хюгге. Хюгге, это когда тебе хорошо, уютно, а больше ничего и не надо. Это пресловутая кружка какао перед камином в снежный вечер. И книги Янссон — это самое что ни на есть хюгге, какое еще поискать.

Мюмла забралась под одеяло из гагачьего пуха, до хруста вытянула ноги и обхватила ступнями грелку. Снаружи шел дождь. Через пару часов она проголодается настолько, чтобы снизойти до Филифьонкиного ужина, и, возможно, ей захочется даже поговорить. Но сейчас единственное, что ей нужно, — это погрузиться в тепло, весь мир — одно большое мягкое одеяло, обернутое вокруг Мюмлы, а все остальные — по другую его сторону.

На протяжении 9 частей (включая сборник рассказов) мы встречаем самых разных персонажей, и ни один из них не счастлив полностью, кроме настоящего оплота домашней гармонии и комфорта — муми-семейства. Естественно, счастливые полноценные мумики притягивают одиночек, невротиков, зануд, невидимок, нигилистов, маразматиков и прочих. И с мумиками жизнь становится лучше. И читателя тянет к муми-семье по той же причине — потому что мы видим родные черты почти в каждом обитателе мира Янссон.

— Он просто чокнутый.
Муми-мама вздохнула и выпрямила ноги.

— Большинство наших знакомых такие — в большей или меньшей степени, — сказала она.

Вспомним, что книги вообще-то позиционируются как детские. «Маленькие тролли и большое наводнение», «Шляпа волшебника», «Мемуары Муми-папы» — это, можно сказать, для самых маленьких.

Есть еще «Комета прилетает», «Опасное лето». Но сердцу ближе самые взрослые, временами немало депрессивные и серьезные «Волшебная зима», «Папа и море», «В конце ноября» и сборник рассказов «Дитя-невидимка».

Муми-тролль начал нетерпеливо разрывать торф обеими лапами. И опять — запах керосина. Тут они и были, тысячи муравьев, но все мертвые, абсолютно все. Они задохнулись. Кошмар из кошмаров! Произошло ужасное побоище, и ни один муравей не уцелел! Они утонули в керосине.

Муми-тролль поднялся и внезапно до него дошло: «Это я виноват. Как же я не догадался. Малышка Мю не из тех, кто пытается кого-то убеждать. Она действует сразу по настроению или не действует вообще. Что мне делать? Что мне делать?»

Муми тролль сидел на своей собственной поляне — его навсегда, — раскачиваясь взад и вперед, запах керосина окутывал его. Запах преследовал его всю дорогу домой, и Муми тролль был уверен, что никогда от него не избавится.


— Но ведь муравьи — как москиты, — сказала Малышка Мю. — От них надо избавляться! Кроме того, ты прекрасно знал, что я собираюсь с ними сделать. Ты просто надеялся, что я не скажу тебе об этом. Ты хорошо умеешь обманывать себя! Ответа не последовало.

Эпизод, когда Малышка Мю вытравила муравьев, которых пацифист-мумик надеялся убедить переселиться с «его» поляны.

Как жить в мире, который пропах керосином? Слава Богу, есть Муми-мама.

Или вот еще:

— … Это могилы птиц. Кто-то хоронил их здесь десятками. Откуда ты знаешь? — спросил Муми-тролль.

— Я смотрела, — объяснила Малышка Мю.

— Маленькие белые скелеты, такие же, как мы нашли у ступенек маяка в первый день на острове. Помнишь: «Месть забытых костей».

Это смотритель маяка, — сказал Муми-тролль.
Малышка Мю кивнула, тряхнув тугим пучком волос.

— Они летели на свет, — медленно сказал Муми-тролль.

— Птицы всегда так делают… И погибали. Наверное, смотритель маяка подбирал их каждое утро. И однажды он понял, что с него хватит, погасил маяк и ушел прочь. Как ужасно! — воскликнул он.

Не слишком сказочно, правда? И все же, Муми-дол для нас — это то самое одеяло из гагачьего пуха, в которое можно обернуться, когда мир становится непригодным для жизни.

Что мне особенно нравится в этих книгах — это чувство надежды. Да, сейчас все плохо, хуже некуда, надвигается буря. Но потом-то все будет хорошо.

Это как нельзя лучше показано на примере Морры, моего любимого персонажа.

Впечатления о книгах Туве Янссон про муми-троллей

Морра — это такая бабайка, ее не любят, ее боятся. Всюду за ней тянется ледяной след, и даже растения разбегаются от нее в страхе. Морру притягивает свет лампы, но стоит ей коснуться огня, он тут же гаснет.

Морра несчастна, потому что не умеет любить, она губит то, что ей дорого. И Муми-тролль, невзирая на страх, тайком выносит для нее фонарь, чтобы Морра могла полюбоваться его светом. Это продолжается много вечеров, Морра приходит, «поет» от радости (всем остальным кажется, что воет) и пританцовывает. Но вот однажды…

Керосина больше не было. Кончился. Фонарь каждый вечер зажигали на маяке, каждую ночь для Морры, да еще Мю вылила несколько литров на муравьёв. Конечно. Но что же теперь делать? Что скажет Морра?

Морра ждала на песке. Муми-тролль пришел к ней без фонаря. Он остановился возле лодки и посмотрел на Морру. Он ничего не мог поделать.

Под землей билось испуганное сердце острова, ночь полнилась переменами. Он слышал, как с жалобным шёпотом бредут по острову деревья и камни, но и с этим ничего поделать не мог.

И вдруг Морра запела. Она пела свою песнь радости и колыхалась туда-сюда, размахивая юбками, она топталась на песке и всем своим видом выражала радость от того, что Муми-тролль пришёл.

Муми-тролль удивленно шагнул вперед. Не оставалось никаких сомнений в том, что Морра рада его видеть. Морре не нужен был фонарь. Она радовалась, что Муми-тролль пришёл повидаться.

Янссон заставляет поверить, что даже у самых одиноких и нелюдимых из нас есть шанс. И как же тут не вспомнить Экзюпери с его приручением лиса. Муми-троллю удалось подружиться с Моррой, значит счастье есть для всех. И если вы стали об этом забывать, загляните в Муми-дол.

Добавить комментарий